Историческая развилка. Почему аннексия оккупированных территорий Украины, поражения на фронте и мобилизация стариков приближают Россию к ядерной катастрофе Спектр
Вторник, 06 декабря 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Историческая развилка. Почему аннексия оккупированных территорий Украины, поражения на фронте и мобилизация стариков приближают Россию к ядерной катастрофе

Владимир Путин во время выступления на митинге-концерте в честь аннексии четырех областей Украины. 30 сентября 2022 года. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/LETA Владимир Путин во время выступления на митинге-концерте в честь аннексии четырех областей Украины. 30 сентября 2022 года. Фото Natalia KOLESNIKOVA/AFP/Scanpix/LETA

30 сентября Владимир Путин подписал в Кремле «договор о вхождении» в состав РФ самопровозглашенных ЛНР, ДНР, а также Запорожской и Херсонской областей Украины. На следующий день он внес эти документы на ратификацию в парламент, предварительно получив заключение Конституционного суда, что они соответствуют Основному закону РФ. Теперь эти договоры должны одобрить Госдума (предположительно 3 октября) и Совет Федерации (4 октября).

Подписанию договоров в пятницу о фактической аннексии сопутствовал митинг на Красной площади, массовку для которого собирали, как это обычно происходит в России с прокремлевскими акциями, — за деньги и под давлением. Но в этот раз было немало тех, кто «и так все поддерживает». А на следующий день после торжеств российская армия потерпела в Украине еще одно значимое поражение — под Лиманом.

Президент России Владимир Путин и Денис Пушилин, Леонид Пасечник, Владимир Сальдо, Евгений Балицкий, назначенные Россией руководители Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей Украины на церемонии объявления об аннексии четырех территорий, контролируемых Россией. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS//Scanpix/LETA

Президент России Владимир Путин и Денис Пушилин, Леонид Пасечник, Владимир Сальдо, Евгений Балицкий, назначенные Россией руководители Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей Украины на церемонии объявления об аннексии четырех украинских территорий, частично контролируемых Россией. Фото Mikhail Metzel/Sputnik/REUTERS/Scanpix/LETA

События последних дней являются переломными в российско-украинском конфликте. Специальная военная операция по «денацификации» Украины фактически признана мировым сообществом, включая ООН, захватнической войной. Теперь Россия обязалась защищать оккупированные территории как свои собственные, а это может означать, в том числе, и применение ядерного оружия.

Идеологический перелом

24 февраля «специальная военная операция» началась формально по просьбе властей самопровозглашенных ЛНР и ДНР защитить их от украинского «геноцида». С начала войны Путин и российские чиновники не раз заявляли, что целью войны являются «денацификация» и «демилитаризация» Украины, ее нейтральный статус, признание Крыма российским, а самопровозглашенные ЛНР и ДНР — независимыми в их административных границах. Эти требования выдвигались на переговорах России и Украины в Беларуси в начале года. Российская пропаганда заявляла о превентивном характере этого вторжения, объясняла его необходимость угрозой со стороны НАТО, наличием на территории Украины мифических биолабораторий, где якобы создавалось оружие против россиян.

Теперь, аннексируя частично захваченные территории, Кремль фактически признает, что война с Украиной теперь имеет захватнический характер. Это подтвердил в своем выступлении Владимир Путин. Он оправдал аннексию Херсонской и Запорожской областей историческим прецедентом — вхождением этих земель в состав Российской империи. Президент РФ заявил: «Поле битвы, на которое позвала нас судьба и история — это поле битвы за наш народ, за большую историческую Россию».

Фактически в своем выступлении Владимир Путин анонсировал создание новой Российской империи.

Напомним, старт аннексии был дан 20 сентября, когда руководители оккупационных властей Запорожской и Херсонской областей, а также представители самопровозглашенных ЛНР и ДНР объявили о проведении пятидневных референдумов о присоединении к России. Само «голосование» началось 23 сентября. Проводились они буквально под дулами автоматов солдат армии РФ, о чем сообщала и ООН. Законность и результаты этих референдумов не признала ни одна страна, а их проведение под российской оккупацией осудили страны Большой семерки, Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель и Генеральный секретарь ООН. Даже МИД Китая заявил, что Китай поддерживает суверенитет и территориальную целостность всех стран. Единственным, кто высказался в поддержку референдумов, стал член президиума Боснии и Герцеговины сербский сепаратист Милорад Додик. Сербия, правительство которой занимает пророссийскую позицию, «референдумы» также не признала.

Речь Владимира Путина формально содержала предложение к Украине прекратить огонь и сесть за стол переговоров. Однако переговоры он предложил вести на российских условиях — то есть признать факт аннексии т.н. ЛДНР, Запорожья и Херсонщины. В ответ президент Украины Владимир Зеленский заявил, что Украина не будет проводить переговоры с РФ, пока Путин остается ее президентом, и подал заявку на вступление в НАТО в ускоренном порядке. Если счесть, что Владимир Путин повысил ставки, аннексировав не до конца захваченные украинские земли, то Зеленский, выражаясь покерной терминологией, «ответил» и поднял ставки снова. Первое заявление звучит для Путина личным оскорблением. А второе — демонстрация отсутствия у Украины всякого страха перед Путиным, который не раз заявлял, что не допустит именно этого — вступления Украины в НАТО.

При этом следует отметить, что в своем выступлении, которое также состоялось в тот же день, генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг, хоть и осудил аннексию, сказав, что НАТО никогда ее не признает, но все же никак не поддержал слова Зеленского о скорейшем вступлении Украины в ряды этой организации. Столтенберг лишь повторил то, что говорилось уже много раз до этого.

«Каждая страна имеет право подать заявку на вступление в НАТО. Наши двери открыты. После саммита в Мадриде страны НАТО подтвердили свою приверженность идее, что Украина имеет право определять свою судьбу самостоятельно. Но судьба ее членства в НАТО будет определяться всеми членами альянса. Прямо сейчас наша главная задача — помочь Украине отразить российскую агрессию», — заявил генсек НАТО.

Скриншот из записи, на которой, предположительно украинские военные вешают флаг Украины на стелу при въезде в Лиман.

Скриншот из записи, на которой, предположительно украинские военные вешают флаг Украины на стелу при въезде в Лиман.

Мобилизация на фоне поражения

Путин заявил, что после аннексии РФ будет защищать новые земли «всеми доступными средствами». На его языке это означает, в том числе, и применение ядерного оружия. Именно этой цели, «обороне освобожденных территорий» должна служить «частичная мобилизация», начавшаяся одновременно с кампанией проводившихся под военным давлением референдумов. По словам российских чиновников, мобилизовать должны 300 тысяч человек. В некоторых публикациях звучала цифра в миллион человек, однако, какова она в реальности — не известно.

Мобилизация привела к протестам и массовому бегству мужчин за пределы страны. Сами же мобилизационные мероприятия превратились в трагикомедию: мобилизованные оказываются в чистом поле, полуразрушенных бараках, дерутся, пьют и избивают офицеров. Вместо заявленных военнослужащих запаса с опытом военной службы и участия в военных конфликтах призывают стариков, много лет не державших в руках оружия, инвалидов и никогда не служивших студентов. Некоторые из них уже были отправлены на территорию Украины и, как утверждают в Киеве, даже успели сдаться в плен. Впрочем, по словам заместителя начальника главного оперативного управления Генерального штаба ВСУ Алексея Громова, пока удалось призвать около 100 тысяч человек. Осенний призыв, объявленный Путиным с 1 ноября, должен привести в армию еще 120 тысяч человек.

Мобилизация и «референдумы» последовали за наступлением ВСУ под Харьковом. С 6 по 10 сентября части ВСУ, продвигаясь со скоростью примерно 15 километров в день (во время наступления во Франции в 1940 году с такой скоростью продвигалась германская армия — прим. «Спектра») освободили территорию, сравнимую по размерам с республикой Адыгея. Это было первое в истории современной армии Украины успешное контрнаступление. ВСУ практически без боя освободили ключевые для российской армии города, Балаклея, Изюм, Купянск и Волчанск, захваченные в самом начале вторжения. Особенно болезненной стала для армии РФ потеря Купянска — крупного железнодорожного узла, через который проходили маршруты снабжения оккупационных войск в Харьковской, Луганской и Донецкой областях Украины.

Мобилизация и «референдумы» не произвели на Украину как кажется никакого впечатления: церемония в Кремле и концерт на Красной площади 30 сентября проходили под известия об окружении российской группировки в Лимане — населенном пункте, взятие которого открывает ВСУ дорогу на Сватово, Северодонецк, Старобельск, Беловодск и далее на север и восток — к российской границе и на юг к Луганску. Город был освобожден ВСУ 1 октября, на следующий день после объявления об аннексии. Впрочем, по российскому закону она пока не состоялась, а произойдет только после формальной процедуры ратификации договоров Госдумой и Совфедом. Если наступление ВСУ продолжится теми же темпами, что и в его начале — по 15 км в день — примерно через две недели Украина может вернуть себе как минимум северную часть Луганской области (от Лимана до Черткова на российской границе примерно 150 км по прямой).

Инфраструктуры нет

Российские и украинские эксперты, опрошенные «Спектром», сомневаются в том, что «мобилизация» способна как-то повлиять на ситуацию на фронте.

Российский военный историк София Широгорова из сообщений о мобилизации, распространяющихся в соцсетях, делает вывод, что основное число мобилизованных — люди из запаса: «Это значит, что российские военные не очень собираются их тренировать, а хотят довольно быстро отправить на фронт — к зиме, к холодам, потому что сейчас начнется распутица и воевать станет невозможно».

По ее мнению, «призывают много младших офицеров, как будто бы хотят создать костяк командного состава и быстро развернуть из мобилизованных новые части»: «Но эти люди уже ничего не умеют, они служили очень давно и что они там делали, неизвестно — траву красили». София Широгорова уверена, что нормально натренировать мобилизованных российская армия не сможет: «Никакой инфраструктуры для этого нет, и она не создается. Нет вооружения, нет снабжения, не хватает логистики. Накопленного за время существования СССР оружия много, но в каком оно состоянии, вообще не известно». По ее мнению, мобилизация не приведет к коренному перелому в войне. «Скорее всего это попытка не выиграть, а продлить войну, дождаться, например, того, что Европа замерзнет, как на это надеется российское руководство», — считает она.

Украинский военный эксперт Игаль Левин тоже считает, что у РФ нет инфраструктуры для того, чтобы призвать большое количество военнослужащих одновременно, поэтому призыв будет поэтапным. Он также считает, что мобилизация не изменит ситуацию на фронте, потому что «желание Генштаба призвать людей с военным опытом столкнулось с неспособностью мобилизационной системы его выполнить».

Ситуация, по мнению Левина, осложняется еще и тем, что мобилизация проходит в преддверии зимы. Он считает, что российская армия не сможет даже обеспечить мобилизованных зимним обмундированием: «Мобилизация приведет лишь к затягиванию конфликта и сделает его более кровавым, в первую очередь для России. Мне сложно представить, что России удастся добиться преимущества, завалив Украину трупами — для этого необходимо как минимум собрать 500 тысяч человек и погнать их в наступление. Для этого необходима отлаженная логистическая военная машина, а у России она работает очень плохо. Поэтому даже если они хотят закидать „мясом“, то все это превратится в потуги, которые мы видим на Донбассе — под Попасной, под Северодонецком и Лисичанском — медленно и кроваво».

В то, что армии РФ удастся организовать, обучить, снабдить массы мобилизованных, он тоже не верит: «У российской армии не хватает буквально всего — от техники до систем связи и касок для снабжения регулярной армии, а тут еще 300 тысяч человек». Он полагает, что воевать мобилизованные будут оружием 40-х годов, и думает, что ими будут пополнять кадровые части, понесшие в Украине тяжелые потери.

По информации полковника украинского генштаба в отставке Олега Жданова, до конца года российские власти могут призвать до 500 тысяч человек. По его мнению, будет несколько волн мобилизации, и первая — для «затыкания дыр» на фронте: «Постараются отобрать лучшее, что есть по качеству, и бросить туда, потому что есть части, в которых уже меньше 50% личного состава осталось. Их можно назвать смертниками. На фронте они выживут только за счет личных качеств, если вспомнят военно-учетную специальность. Не забывайте армейские традиции — новичков бросят на самый передок в самую горячую точку. Они будут нести самые большие потери, а старослужащие будут давать им из второй траншеи „мудрые советы“». Такие мобилизованные окажутся на фронте, по мнению Жданова, через месяц.

Призывной пункт во время частичной военной мобилизации в России в Москве. 29 сентября 2022 года. Фото YURI KOCHETKOV/EPA/Scanpix/LETA

Призывной пункт во время частичной военной мобилизации в России в Москве. 29 сентября 2022 года. Фото YURI KOCHETKOV/EPA/Scanpix/LETA

Вторая волна мобилизации, предполагает он, будет к новому году — и в отличие от нынешней, когда многие призывники сами являются в военкоматы, она будет принудительной. Он считает, что Росгвардия будет устраивать облавы на призывников.

В то, что российская армия сможет экипировать и вооружить мобилизованных, он также не верит: «Россия сейчас снимает с хранения танки Т-80 с газотурбинным двигателем. Мало того, что это очень капризный танк, у него заправка в два раза больше, чем у обычного танка, и заправляется он авиационным керосином. Они быстро выходят из строя, и заменить этот двигатель в полевых условиях невозможно. Это будет мясорубка. Как бы эти мобилизованные не скинули царя, как в 1917 году».

Приглашенный научный сотрудник школы Флетчера Университета Тафтса, исследователь российского военно-промышленного сектора Павел Лузин считает, что военная промышленность будет не в состоянии обеспечить мобилизационную армию оружием: «Перевести промышленность на 3-сменную работу, как этого хотят российские власти, не получится. В России дефицит людей в промышленности, не только в оборонной, но и в гражданской. Вся мобилизационная подготовка была исключительно на бумаге — необходимого оборудования просто нет. И сейчас все руководители оборонной промышленности пребывают, мягко говоря, в ‘полном изумлении'». Эксперт приводит пример НПО «Сплав», которое производит ракеты для систем залпового огня «Торнадо», с дальностью стрельбы до 120 км. Каждый год оно размещает подряды на сборку 200 шт. таких ракет, говорит Лузин: «Это значит, что оно само производит их примерно в таком же количестве и просто не в состоянии расширить производство».

Мнения экспертов в части неспособности российской армии мобилизовать сотни тысяч человек подтверждаются данными доклада корпорации RAND, опубликованного для широкой аудитории после начала мобилизации в РФ. В докладе говорится, что в 2017 году российская армия обладала примерно 10 базами, на которых хранилось вооружение для 10 бригад. Предполагалось, что, прибыв на эти базы, резервисты могли бы в течение нескольких дней принять вооружение и отбыть к месту военных действий. Численность средней российской мотопехотной бригады составляет около 3 тысяч человек. Соответственно, в 2017 году российская армия располагала вооружением примерно для 30 тысяч человек. Никаких сведений о том, что за прошедшие с 2017 года пять лет число этих баз выросло в 10 раз и способно принять в несколько раз большее количество резервистов, нет.

Ядерная угроза

Как сообщил «Спектру» источник в высших эшелонах российского военного истеблишмента, который попросил не называть его имени, российские генералы пребывают в состоянии «полного изумления» от действий ВСУ и состояния собственных войск, и в победу своей армии в войне в Украине больше не верят.

С начала войны Путин несколько раз угрожал миру ядерным оружием. Объявляя мобилизацию, он снова заявил, что Россия «располагает различными средствами поражения, а по отдельным компонентам и более современными, чем у стран НАТО и при угрозе территориальной целостности нашей страны, для защиты России и нашего народа мы, безусловно, используем все имеющиеся в нашем распоряжении средства». «Это не блеф», — подчеркнул Путин.

На это советник президента США по безопасности Джек Салливан ответил, что применение против Украины ядерного оружия приведет к «катастрофическим последствиям» для России.

Российская ядерная доктрина предусматривает лишь 4 случая, в которых возможен запуск ядерных ракет: получение достоверной информации о начале ядерной атаки на РФ или ее союзников, применение против нее или ее союзников ядерного оружия, воздействие противника на критически важные военные и государственные объекты, вывод которых из строя приведёт к срыву ответных действий ядерных сил и в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства.

Что именно понимает Владимир Путин под «угрозой существования государства», достоверно неизвестно, но российские войска вряд ли в ближайшем будущем смогут защищать захваченные территории Украины лучше, чем сейчас даже после мобилизации. Такая ситуация может вывести ядерную конфронтацию между Россией и США на первый план и сделать конфликт между Россией и Украиной переломным в истории человечества. Произойдет ли это, зависит от множества факторов, и в том числе от того, готовы ли приближенные Путина не только пугать весь мир атомным апокалипсисом, но и действительно «отправиться в рай» вместе со своим президентом.