Отцы и дети. Под боком у российской политической эмиграции выросло поколение низовых антивоенных инициатив Спектр
Суббота, 10 декабря 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Отцы и дети. Под боком у российской политической эмиграции выросло поколение низовых антивоенных инициатив

Конгресс свободной России, Вильнюс. Скриншот видео Форум свободной России Конгресс свободной России, Вильнюс. Скриншот видео Форум свободной России

2 сентября в Вильнюсе закончился продолжавшийся два с половиной дня Конгресс Свободной России, собравший российскую либеральную политическую эмиграцию против режима Путина под девизом Be Brave Like Ukraine.

Темы дискуссий были самыми разными. Обсуждали опыт низовых антивоенных инициатив в России, войну в Украине как «фактор глобального переустройства», катастрофу российского общества и «отмену русских». Вспомнили о концепции «злого народа». Пригласили даже восточно-европейских и украинских политиков, чтобы обсудить с ними имперский характер войны в Украине и экспансию России. Однако в итоге все снова свелось к вопросу о «хороших русских».

Мундеп и «народники»

Первый день Конгресса ознаменовался ярким происшествием. После панели, посвященной мобилизационной экономике России, приехавший на форум из Петербурга муниципальный депутат Валерий Шапошников спросил, что делать ему и таким как он, которые остаются в России. «Не знаю», — пожал плечами Сергей Алексашенко. «Уезжайте!» — ответил Альфред Кох. «Привыкайте!» — посоветовал Константин Сонин (все трое давно живут за пределами РФ — прим. «Спектра»). Прозвучало не очень вежливо. Этот оживленный диалог попал даже в эфир Первого канала российского телевидения, которое, наверное, впервые посвятило Конгрессу длинный сюжет. Собравшихся, как обычно, назвали русофобами.

На протяжении всей конференции из зала несколько раз поднималась LGBTQ-активистка Екатерина Огурцова, член правления русскоязычной германской просветительской организации, и задавала один и тот же вопрос — почему среди спикеров так много цисгендерных белых мужчин, так мало женщин, а LGBTQ-активисты или представители колонизированных народов России и вовсе не представлены, хотя и тех, и других немало среди российских оппозиционеров, как в России, так и за ее пределами. Но внятного ответа она так и не получила.

Среди других особо выделялась сессия, посвященная «низовым» инициативам, которая состоялась в первый день конференции 31 августа. На ней были настоящие российские активисты из разных стран, занимающиеся хоть и ненасильственным, но сопротивлением военным усилиям российского правительства. Ее участники выглядели необычно для привычных посетителей российских оппозиционных мероприятий за рубежом. Во первых, все они были моложе 30 лет. Во-вторых, среди шести участников панели было всего двое мужчин. В-третьих, никто из них не был одет в пиджак, и, в-четвертых, никто из них не произносил длинных филиппик в адрес Путина и его режима.

Имена некоторых участников панели также звучали непривычно и больше напоминали псевдонимы. Например, Феминистское Антивоенное Сопротивление (ФАС) представляла Вика Фас, проект «Черный февраль» — Саша Старость. Вела панель Наталья Баранова, главный редактор просветительского проекта «Теплица социальных технологий», вынужденная эмигрировать из России с началом войны. Главной целью антивоенных инициатив она объявила уменьшение в России числа сторонников войны и увеличение числа ее противников. О том, как добиваться этого, рассказывали остальные участники сессии. На всем конгрессе они, пожалуй, были единственными, кто не отклонялся от темы и объяснял, что делает, а не делился мечтами, воспоминаниями или осознанием собственной правоты.

Его участницы и участники даже демонстрировали презентации.

Вика Фас рассказала о множестве антивоенных акций российского антивоенного феминистского движения — от уличных до партизанской газеты «Женская правда», по дизайну напоминающей какой-нибудь «Вестник района Щукино». Представитель молодежного демократического движения «Весна» Тимофей Мартыненко (его активисты организовывали в Питере массовые акции протеста в первые дни войны — прим. «Спектра») и основатель проекта «Медиа-партизаны» Ольга Демидова рассказали о том, как их активисты в силу отсутствия легальной возможности протестовать занимаются наглядной агитацией — рисуют по всей стране антивоенные граффити, расклеивают стикеры и листовки.

Основатель TikTok-канала NITKA Мария Новикова рассказала о том, как она и ее коллеги агитируют против войны в самой молодежной соцсети в России с помощью коротких развлекательных роликов. Юрист «Движения сознательных отказников от военной службы» Александр Белик — о том, как оно помогает призывникам вполне законно избегать военной службы. А художница Саша Старость — о том, как проект «Черный февраль» оказывает правовую помощь тем, кого преследуют за «фейки» о войне и «дискредитацию» армии РФ. Казалось, что перед слушателями сидят «народники» конца XIX века, только вооруженные цифровыми инструментами, метриками и куда лучшим знанием своей аудитории. По их словам, в России во всех этих проектах участвуют десятки тысяч людей.

Жаль было только, что сессия активистов-практиков стояла в расписании во второй половине дня без всякого перерыва вслед за теоретическим обсуждением образа российской мобилизационной экономики («Спектр» писал об этом 1 сентября). Утомленная спорами экономистов половина участников Конгресса просто покинула зал и так и не узнала о том, как выглядит ненасильственное антивоенное сопротивление в России. Участников сессии это задело.

«А мы вам говорили» и «злой народ»

Следующие обсуждения выглядели, скорее, как констатация фактов или были наполнены критикой стран Западной Европы за их слишком мягкую позицию по отношению к России до войны и недостаточную помощь Украине после ее начала. Так, на состоявшейся на второй день конгресса сессии «Украинская война — ключевой фактор глобального переустройства» писатель Джонатан Литтел заявил, что Запад дает Украине только то оружие, которое позволяет не проиграть, хотя последнее время она только побеждает (по данным американского Института изучения войны (ISW), Украина освобождает больше территорий, чем захватывает Россия).

Участники сессии «Война в Украине: последняя война Российской Империи?» Артис Пабрикс и Мантас Адоменас — министр обороны Латвии и заместитель министра иностранных дел Литвы, президент Эстонии 2006−2016 годах Тоомас Ильвес, председатель парламентской комиссии по иностранным делам британского парламента Томас Тугендхат и замминистра иностранных дел Польши Павел Яблонский тоже жаловались на недостаточно радикальную реакцию других стран Западной Европы на российскую агрессию. Они призывали наказать российских политиков через международные судебные институты после войны. Все они не раз заявили, что предупреждали мировое сообщество об имперских устремлениях России давным-давно, но их никто не слушал. В их словах читалось какое-то совсем чуть-чуть небольшое злорадство.

Писатели Виктор Шендерович и Дмитрий Быков, политолог Мария Снеговая, предприниматель Борис Зимин и оппозиционер Геннадий Гудков на одноименной сессии констатировали катастрофу российского общества. Дмитрий Быков назвал вообще все российское общество большой катастрофой. На фоне их выступлений холодным душем прозвучало заявление соучредителя «Школы гражданского просвещения» Натальи Шавшуковой. Она заявила, что катастрофа российского общества — рукотворная, а причина ее — концепция «злого народа», до сих пор разделяемая многими представителями как правящей, так и оппозиционной части российской интеллигенции.

«Не стоит тащить сюда фантазии нашего кремлевского наркомана про глубинный народ, — пояснила свою точку зрения Шавшукова. —  Весь антидемократический миф держится на страхе перед людьми с вилами. Мы сейчас зачем-то этот страх культивируем. Мы должны понимать, что никакие позитивные изменения, никакая революция не случится, пока мы сами себя боимся, и пока мы сами о себе так думаем. Мы вернемся на пепелище, если будем друг друга и своих сограждан воспринимать как орков, идиотов и т. д.».

Спикер напомнила, как Владимир Путин пришел к власти: «Давайте не будем забывать, что вот этот концепт „злого народа“ породил это чудовище. Вспомним 1999 год, мечты о русском Пиночете, о защите „прекрасных“ реформ либеральных — иначе придут злые коммунисты и все поломают. Мы должны изжить этот концепт „злого народа“». Она призвала собравшихся прекратить ждать каких-то изменений в российском обществе и заняться, наконец, делом: «Я хочу напомнить опыт поляков, которые к 1989 году уже имели готовую реформу, готовый список требований, готовые законопроекты. И я призываю всех нас не ждать, а готовиться — система сама не рухнет. Нам нужно сейчас отсюда показать российскому обществу — что мы с ним, что мы вместе, что мы готовим изменения».

Однако никакого обсуждения этих, таких важных, казалось бы, тезисов не последовало. Слово передали Геннадию Гудкову, который долго говорил о том, что ни мирная, ни вооруженная борьба в России невозможна, поэтому надо требовать на Западе дать Украине как можно больше оружия, чтобы она победила. А на последней сессии всего Конгресса 2 сентября выступил народный депутат Украины Олег Дунда, который долго говорил о том, что Россия должна быть демонтирована как единое государство. Кто и как будет его демонтировать, он, правда, так и не сказал.

Опять об «хороших русских»

Финалом форума стала пресс-конференция его организаторов — Гарри Каспарова, Ивана Тютрина и Геннадия Гудкова. Гарри Каспаров заявили, что «наше время только начинается», имея в виду, видимо собравшихся в зале. По его словам, России предстоит пережить 1945 год, как когда-то Германии. Кто, правда пойдет на Москву и примет там капитуляцию у генерала Валерия Герасимова, так и осталось неясным. Пока, как известно, ни у одной страны таких планов нет, а Украина дальше своих границ 2013 года двигаться не намерена.

Геннадий Гудков рассказал, что «Российский комитет действия», образованный на II Антивоенной конференции Свободной России в мае «продвинулся в области решения проблем россиян за рубежом» и заявил, что российская эмиграция вообще должна стать субъектом международного права (то есть стать государством, народом или международной организацией, поскольку других субъектов международного права не бывает — прим. «Спектра»).

Но уйти от темы «паспортов хороших русских» организаторы конгресса так и не смогли. В ответ на вопрос журналистов они стали рассказывать, что этот термин придумали журналисты, а сами они хотели лишь создать удобный сервис, который бы позволял русским эмигрантам избегать длительных проверок со стороны государственных органов стран, в которые они выехали. Впрочем, как оказалось — платформа для этого сервиса так до сих пор и не готова. А Геннадий Гудков сообщил, что в Европе сейчас раздумывают над тем, чтобы запретить гражданам России владеть недвижимостью.

Екатерина Огурцова снова попыталась задать свой вопрос. Но пресс-конференция неожиданно завершилась.