«Решительно ничего не меняет». Украину больше беспокоит расстрел гражданских в Днепре и Запорожье, чем подписание «договоров» об аннексиях территорий в Кремле Спектр
Пятница, 09 декабря 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Решительно ничего не меняет». Украину больше беспокоит расстрел гражданских в Днепре и Запорожье, чем подписание «договоров» об аннексиях территорий в Кремле

Владимир Путин и главы оккупированных территорий и самопровозглашенных республик. Кадр трансляции Первого канала. Владимир Путин и главы оккупированных территорий и самопровозглашенных республик. Кадр трансляции Первого канала.

Информационные повестки Украины и России невероятно разорваны. То, что Владимир Путин подписал договор с бывшим полевым менеджером украинской части финансовой пирамиды МММ, «главой ДНР» Денисом Пушилиным, и они вместе с Евгением Балицким, Владимиром Сальдо и Леонидом Пасичником взявшись за руки скандировали: «Россия!» — все-таки новость больше российская. О состоянии здоровья национального лидера, который больше не держит карантин. На территории Донецкой области боевые действия вокруг окруженной в городе Лиман российской группировки не остановились на фоне этих новостей ни на минуту.

Сегодня Киев принял оперативное решение передать городу Днепру 30 пассажирских автобусов — это первая украинская реакция на серию пятничных посланий Кремля. Для Украины они все идут в одном ряду: ночной ракетный расстрел АТП с пассажирским транспортом в Днепре, убийство десятков людей в очереди на пересечении линии фронта в Запорожье и мероприятия в Москве, где Путин вместе с назначенными РФ руководителями оккупационных администраций подписывают какие-то важные внутрироссийские бумаги об аннексии пока неясно каких точно (ни одна из четырех областей не контролируется армией РФ полностью) оккупированных территорий Украины.

Отдельно от череды событий этой насыщенной пятницы, 30 сентября, отстоят события в городе Лимане Донецкой области, где части 2-й армии РФ, батальоны мобилизованных из ЛНР и отряд российских добровольцев «БАРС-13» средь бела дня под деятельным наблюдением украинских беспилотников составляют колоны из своего и реквизированного у гражданских транспорта для прорыва из окружения по единственной оставшейся дороге на Кременную, дороге, которая сейчас находится под плотным огневым контролем ВСУ. Сколько убьют захватчиков при этом выходе — главный вопрос, который волнует украинцев в эту пятницу.

И это не вопрос «мести за Иловайск», российская армия уже потеряла многие тысячи людей с февраля 2022 года, это очень прикладная проблема — все в Украине понимают, что если лиманская группировка российских войск не выйдет из окружения и будет разгромлена, то у армии РФ может не хватить бойцов для выстраивания обороны на линии Сватово-Кременная и она точно откатится к естественным рубежам, к речке Северский Донец, к Северодонецку и Лисичанску. Это будет означать освобождение в начале этой осени не только половины Донецкой области, но и трети Луганской. Считают ли в Москве равноценно «российскими» освобожденные силами ВСУ Ямполь и Святогорск, и те же Краматорск, Славянск, Константиновку, которые во время крупномасштабного вторжения армии РФ так ни разу и не были захвачены? Почему-то над этими сложными теоретическими российскими вопросами в украинском обществе мало кто задумывается.

«Для украинской стороны очередная аннексия территорий Россией не меняет решительно ничего, — поясняет „Спектру“ украинский политолог Константин Батозский. — Украинская армия остается на своих позициях и продолжает борьбу за освобождение всех украинских территорий, включая Крым. Это позиция официального Киева, но ее разделяет абсолютное большинство граждан страны».

«Сегодня Вооруженные силы Украины уверенно наступают на севере Донецкой области, продолжает Константин Батозский. —  Российская группировка в Лимане, важном узловом городе Донетчины, окружена. Проведенная в спешке аннексия Путина — это ассиметричный способ остановить украинское наступление. Но ни в мире, ни в Украине, никто этой асимметричности не испугался и считаться с ней не намерен».

В Киеве сейчас трудно найти эксперта, который всерьез готов бы был обсуждать спешно проведенные «референдумы» и указы Владимира Путина, как события, которые в какой-то мере меняют правила игры или обладают хоть какой-то долей легитимности. Если все, как и раньше, решается на поле боя, то гораздо важнее учесть последствия мобилизации, а не новых ритуальных решений Владимира Путина.

«Последние действия России в отношении оккупированных ею украинских территорий можно назвать тестом для мирового сообщества, — говорит „Спектру“ директор института мировой политики украинский историк, политолог Евгений Магда. — Тестом на то как мир реагирует на грабеж — вооруженный грабеж, но при этом грабеж межгосударственный. Отмечу, то что россияне называют „референдумом“, является референдумом фейковым, это безусловно и в этом ни у кого нет сомнения — ни одно цивилизованное государство не признает эти действия легитимными».

«Однако непризнания, на мой взгляд, недостаточно — это уже было в 2014 году и поскольку тогда Запад не отреагировал решительно, сейчас перед ним стоят проблемы уже совсем другого порядка, — продолжает Евгений Магда. — Запад сейчас должен показать больше и это „больше“, на мой взгляд, это публичная десакрализация Путина — он больше не является другим, равным мировым лидером. То есть отказ от его приглашения на саммит G-20, обсуждение санкций против лично Путина и его семьи, новые секторальные санкции против России должны быть, но это не будет работать без новых поставок оружия Украине. Объявленная мобилизация просто увеличивает людской ресурс российской армии и его придется сдерживать, к сожалению, сдерживать именно огнем. Вот эти действия против агрессора как раз и являются абсолютно обоснованными с точки зрения международного права. И я не думаю, что у какой-то из стран, оказывающих помощь Украине, будут моральные ограничения по этому поводу».

Подписание документов об аннексии украинских территорий в Москве не состоялись в каком-то безвоздушном пространстве, в последние сутки Украина получила несколько мощных сигналов от Москвы. Это, конечно, продолжающийся третий день расстрел гражданской инфраструктуры и домов города Днепр. В ночь на 30 сентября после ракетного удара сгорело и не вышло на маршруты города 100 пассажирских автобусов. И очень болезненный и важный сигнал был получен под Запорожьем.

Сотрудничество Украины и Российской Федерации все же сохраняется — публичным следом неформальных контактов являются регулярные обмены пленными и… своеобразная калитка в линии фронта под Запорожьем. Люди пытались пересечь линию фронта всегда — у армии РФ просто нет сил перекрыть все пути на линии, которая в самые горячие месяцы растягивалась на 2500 километров, гражданские машины с первых недель марта проторили дорогу из оккупированного Херсона в Николаев, тогда же возникло стихийное движение машин на трассе Мариуполь-Запорожье, под Ореховым пару месяцев только залпы «Градов» регулировали движение очередей на выезд и въезд. Но с конца мая что-то произошло и с 1 июня перемещение гражданских и гуманитарных грузов через линию фронта упорядочили без подписания каких бы то ни было документов и открыли в дневном графике только в одном месте — в районе села Васильевка Запорожской области.

Со стороны подконтрольных Украине территорий организовался целый транспортный хаб на выезде из Запорожья на Мариупольскую трассу, на месте замершего сейчас автомобильного базара. Здесь с 1 июня регистрировались очереди по семи направлениям — в сторону Донецка, Луганска, Херсона, Мелитополя, Бердянска и местные: на Пологи и Васильевский район. В «Донецкой» сначала можно было простоять два месяца, но уже в конце августа корреспондент «Спектра» для пробы записался в эту очередь и получил разрешение на выезд в сторону Мариуполя за 16 дней. К сентябрю очереди уже превратились в электронные, на автобазаре сформировались специальные отдельные центры по направлениям, выросла сеть для питания и ночлега людей, а украинские службы ДСНС стали держать специальную технику возле Васильевки — там взорван мост и колонны преодолевают путь по заболоченной балке, в обход, малейший дождь делает эту дорогу непреодолимой. Украинская ДСНС вытаскивала и спасала на своей стороне застрявшие в грязи машины.

На российской стороне техники не было и инфраструктуру строить не стали — люди в очереди в сторону Запорожья ночуют и питаются у хозяев домов Васильевки, там в селе даже центр передержки кошек беженцев появился. Но и российская армия тоже провела свою работу над упорядочиванием блокпостов на трассе — как рассказывали «Спектру» десятки очевидцев на каждом втором блокпосту беженцев строго допрашивают относительно коррупции у соседей, беспредел первых недель удалось победить, дорога на Мелитополь, Бердянск, Крым стала относительно безопасной хотя бы для имущества людей.

Правила на этом единственном переходе через фронт постоянно претерпевали изменения — последним стало закрытие со стороны российской армии выезда для мужчин в возрасте от 18 до 35 лет и введение какой-то разрешительной российской регистрации для транспорта постоянных перевозчиков. Но переезд работал и постоянным оставалось время выезда и порядок формирования очередей — со стороны Запорожья их было три, три волны, которые в сопровождении полиции выезжали от Автобазара до Васильевки каждый день. Самой лучшей считалась первая волна, чтобы в нее попасть в эту очередь становились с 11:00 утра предыдущего дня и к 14:00 плотная, в четыре ряда, череда из 130−150 машин на завтрашний первый утренний выезд уже стояла в ожидании ночевки и проезда — всегда на одном и том же месте.

Вот точно в эту очередь утром 30 сентября, перед подписанием договора о принятии в Россию разных частей Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей, ударили ракеты. Речь не идет о «случайном» пуске или «промахе», рядом нет и не может быть никаких военных объектов — это место, где каждый день собираются сотни людей, отправляющихся завтра на сторону подконтрольную врагу, никакой секретности быть не может — полная открытость. И точно в эту очередь из гражданских машин ударил залп из 16 ракет зенитно-ракетного комплекса С-300, в последние месяцы россияне из-за дефицита крылатых ракет приспособили его для ударов по наземным целям.

Предварительно убито 30 и ранено 100 человек. Прифронтовое сотрудничество закрыто…

Война идет своим чередом, ВСУ ответит на Запорожье расстрелом вырывающихся из окружения колон российских военных под Лиманом. Подписанные в Москве бумаги никак на это и дальнейшее продвижение украинской армии в направлении Сватово и Кременной не повлияют.

Обещанного многими аналитиками осеннего затишья в войне не просматривается, все наоборот пошло к резкому обострению.