Слова, свобода, Латвия. Почему блогеру Кириллу Федорову пришлось посидеть в тюрьме, и как к этому отнеслись в латвийском обществе Спектр
Воскресенье, 14 августа 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Слова, свобода, Латвия. Почему блогеру Кириллу Федорову пришлось посидеть в тюрьме, и как к этому отнеслись в латвийском обществе

Эмблема службы государственной безопасности Латвии. Фото Latvian State Security Service, 2022. Эмблема службы государственной безопасности Латвии. Фото Latvian State Security Service, 2022.

После 24 февраля 2022 года на сайте Службы государственной безопасности Латвии появилось больше новостей, чем за весь предыдущий год. Большинство из них посвящены задержаниям в рамках дел об оправдании военных преступлений и разжигании межнациональной розни. Среди подозреваемых по этим делам есть блогер Кирилл Федоров. Как сообщили его сторонники, он ждал суда в Рижской центральной тюрьме с середины марта, а в конце июня был выпущен под залог. Федоров в своих видео, по мнению офицеров Службы, показывал события в Украине «в соответствии с интересами России».

В латвийском обществе такая ситуация протеста не вызывает. Собеседники «Спектра» согласны, что распространением «нарративов кремлевской пропаганды» должны разбираться спецслужбы. Пропаганда, считают они, может увлечь «пятую колонну» — русскоговорящих жителей, которые не интегрировались в латвийское общество. А это особенно опасно, когда Россия показала, что может нападать на соседние страны.

Весной 2022 года тридцатилетний рижанин Кирилл Федоров, который вел на YouTube канал про танки и другую военную технику из разных стран, стал записывать ролики о войне в Украине. Про события в Украине он рассказывал и в своих телеграмм-каналах с двуглавым орлом и российским флагом на обложках.

17 марта Федорова задержала Служба государственной безопасности Латвии, а позднее он отправился под арест, где и находился до конца июня.

Какие именно его высказывания заинтересовали Службу госбезопасности, она не поясняла. Служба лишь выпустила сообщение, в котором говорилось, что в его высказываниях были признаки оправдания военных преступлений и выпады «против латышей и населения Латвии». Известно, что официально его обвинили по двум статьям Криминального закона Латвии: по ст. 78 — «Разжигание национальной, этнической и расовой ненависти» и ст. 74 — «Оправдание геноцида, преступлений против человечности, преступления против мира, а также военного преступления».

Сам Федоров после ареста с прессой не общался — не ответил он и на письмо «Спектра», отправленное через его сторонников. Связаться с его адвокатом не удалось. Оставил он без внимания и обращение «Спектра» с предложением пообщаться, направленное ему уже после его освобождения под залог.

Блогер Кирилл Федоров участвовал во многих стримах, посвященных Warthunder и другим многопользовательским играм с исторической техникой. Фото: скриншот трансляции на канале Samael Blackheart

Блогер Кирилл Федоров участвовал во многих стримах, посвященных Warthunder и другим многопользовательским играм с исторической техникой. Фото: скриншот трансляции на канале Samael Blackheart

Незадолго до этого, в середине июня, друг Федорова Дмитрий Липиров переслал в мессенджере «Спектру» письмо якобы от Федорова. Автор письма сообщал, что «успел пережить пытки, угрозы, физическое и психологическое воздействие, обман и множество всего, что просто невозможно в Европе»: «Я так и не знаю спустя 3(!) месяца где, когда и что конкретно я сделал или сказал. Забавно, да? Если бы этой забавой не была моя жизнь и здоровье. Но кого это волнует?».

Сталина называл по отчеству

Когда в 2004 году Латвия вступила в Евросоюз, Федоров был подростком. В своих видео он говорил, что знает латышский язык, бывал в Калифорнии и Флориде.

Про отца у себя во «Вконтатке» он писал: «Батя — Танкист! Командир танка Т-64А/Б, в самой сильной армии Мира! Люблю и уважаю!».

Когда ему было немногим за 20 лет, у него уже был YouTube-канал alconafter, посвященный игре War Thunder и другим многопользовательским военным играм. У канала было 140 тысяч подписчиков. Федоров называл себя «топовым блогером по War Thunder». Компания-издатель игры говорила, что он «один из первых, кто был приглашен в офис». Потом у Федорова появился канал «История оружия» и канал «Федоров». На последнем были видео про то, как он купил в Москве и пригнал в Ригу красную Ferrari. Также на этом канале можно было увидеть обзоры автомобилей, на которых ездили Сталин и Ельцин. Сталина Федоров называет по отчеству. Ельцина винит в развале Советского союза.

Сейчас каналы Федорова на YouTube и его страница во «ВКонтакте» недоступны.

Вся молодежь уезжает в Европу

«Блогер он. До мозга костей», — рассказывает про Федорова его друг и один из администраторов его телеграмм-каналов, 25-летний Дмитрий Липиров, живущий в российском Ставрополе. По словам Липирова, Федоров «никогда не брал себе выходных и даже когда болел, все равно делал ролики или проводил стримы».

О России, по словам Липирова, Федоров отзывался «благосклонно»: «Оно и не удивительно, ведь сколько лет он мечтал о том, чтобы переехать сюда. Но для этого нужно получить вид на жительство, а в дальнейшем и гражданство. Увы, но в России с этим есть трудности». А о Латвии говорил: «Вся молодежь уезжает в Европу. В стране остаются, в основном, старики, которых с каждым днем все меньше и меньше».

«Угрозы были с самого начала СВО („Специальной военной операции“ — так Роскомнадзор предписывает называть войну России против Украины, прим. „Спектра“), — продолжает Липиров. — Ему приходили письма на электронную почту, где угрожали отрезать палец, передать его видео в полицию безопасности, накатать заяву на него».

Задержали, по словам Липирова, Федорова вечером того дня, когда он получил визу в Россию. Дать контакты родственников Федорова Липиров отказался: «Родные боятся давления со стороны властей. Плюс они и так сейчас на нервах все».

Пятая колонна

Опрошенные «Спектром» журналисты из Латвии узнали о Федорове только после его задержания, — хотя его ролики собирали миллионы просмотров.

Тогда же впервые посмотрела его видео и поэтесса Лиана Ланга — член партии «Консервативные», в прошлом редактор литературного журнала Latvju Teksti. В 2016 году в Библиотеке Конгресса США впервые прошли чтения работ латвийских литераторов — Ланга была одним из них. Несколько лет назад она просила власти не допустить «русский марш» 9 мая в Риге. Про Федорова Ланга говорит, что «крайне удивлена, что у нас в Латвии есть такие блогеры».

Поэтесса «сделала заключение, что наша Служба госбезопасности действовала правильно».


Буквально на прошлой неделе, 31 июля, Служба государственной безопасности Латвии заявила о рисках, которые несет переезд в страну российских журналистов после начала войны в Украине. «Служба госбезопасности проинформирована о начале работе российских независимых СМИ в Латвии. Можем отметить, что в связи с этим служба идентифицировала риски и для латвийского информационного пространства, и риски разведывательной деятельности, которые связаны с тем, что работа в СМИ всегда находилась в сфере интересов спецслужб РФ», — говорится в этом сообщении, которое уже привлекло к себе повышенное внимание — с призывом к властям стран ЕС не подвергать огульной стигматизации российских журналистов в изгнании уже обратились Европейская федерация журналистов (EFJ) и российский профсоюз журналистов и работников СМИ.

В то же время, по информации «Спектра», власти Латвии временно «на несколько недель» приостановили выдачу гуманитарных виз для работников российских независимых СМИ.


Ответ на вопрос, когда заканчивается свобода слова, можно найти в Конституции Латвии, считает поэтесса Лиана Ланга. «Если ценности, которые дифинированы в Конституции, подвергаются деструкции, пропаганде, то это и является этой границей, — говорит она. — Если повествования радикально противоположны нашим конституционным ценностям, то ясно, что это не совсем нормально».

В том, что кто-то публично задается вопросом, оправдано ли вторжение России в Украину, угрозы нет, считает поэтесса. «Угрозой являются зачастую ответы», — уточняет она.

Поэтесса Лиана Ланга. Фото Jānis_Deinats, из личного архива

Поэтесса Лиана Ланга. Фото Jānis_Deinats, из личного архива

Тех, кто симпатизирует властям России, Ланга называет «пятой колонной». Люди из нее, считает она, «не принимают нашу Конституцию и устои нашей страны». Они «надеются, что господин Путин реставрирует Советский Союз». «Русским СМИ нужно намного больше вести разговор о том, как семьи людей очутились здесь, в Латвии, после 1940 года, — считает Ланга. — Будет легче понять, что они являются жертвой советской имперской политики, из-за которой их сюда переместили. И может быть, будет легче прийти к заключению, что лучше поддерживать страну, в которой они живут, или жить в стране, которую они поддерживают».

Ланга имеет в виду, в частности, неграждан — выходцев из семей, оказавшихся в Латвии после 1940 и после 1944 годов. Чтобы получить гражданство, им нужно пройти процедуру натурализации — среди прочего, сдать экзамен на знание латышского языка.

Негражданин в Латвии — каждый десятый. Такие люди не могут голосовать и быть избранными, служить в армии и занимать определенные должности.

Илья Козин, который на момент задержания Кирилла Федорова возглавлял Латвийскую ассоциацию журналистов, отказался «оценивать, насколько там было или не было оправдание геноцида и вторжения России в Украину». «Но я усмотрел в его роликах, ну, точно нарратив кремлевской пропаганды», — сказал «Спектру» Козин. Служба госбезопасности, на его взгляд, «не может просто по своей воле кого-то захватить». Решение о том, что человек будет ждать суда в тюрьме, принимает суд: «А судебной системе я доверяю».

«Почему нам важно, что говорят на этих [российских] каналах? — продолжает Илья Козин. — Да потому что у нас одна пятая часть населения верит тому, что там говорят. Если Россия решит вторгнуться [в Латвию], что будут делать эти люди? Это просто вопрос государственной безопасности. Может показаться — да что там такого, просто какой-то человек комментирует войну. Но мы видим, что вот такое „да че там, просто комментирует“ на население одной нашей соседской страны повлияло таким образом, что там открыто оправдывают нацизм, который сейчас Путин делает».

Ложь, ложь и ложь

«Мы говорим, что мы не хотим быть такие, как Россия, — говорит про арест Федорова журналистка проекта Re: Baltica Инга Сприньге. — Но в то же время мы как бы делаем то же самое». При этом Сприньге уточняет, что если в России борются с объективной информацией, то в Латвии — с пропагандой: «Кремлевская „журналистика“ — ложь, ложь и ложь! И если есть человек, который это распространяет и у него очень много фоловеров, тогда то, что сделала полиция, — оправдано».

Еще во время пандемии в Латвии задерживали тех, кто распространял фейки о коронавирусе — в отличие, например, от соседней Эстонии. «Я живу в Таллине, и я не слышала чтобы тут кого-то задержали, — рассказывает Сприньге. — Эстонцы считают, что в этом случае дезинформация получит только еще больше популярности. А в Латвии — по-другому. Поэтому сейчас задержания Федорова и других меня не удивляют».

Но, чтобы бороться с российской пропагандой, должны работать не только спецслужбы, считает Сприньге. За четыре месяца до войны в Украине из-за фейков о ковиде в Латвии лишили лицензии единственный телеканал на русском языке. Он показывал эфир российского «Первого канала», а также имел студию в Риге. «Я тогда спрашивала у нашего медиарегулятора — какая альтернатива? — говорит Сприньге. — Знаете ли вы, куда эти люди уйдут? Никто мне не смог на этот вопрос ответить». А то, что десятая часть населения лишена права голоса, только усиливает разделение в обществе. «В Эстонии, если ты не гражданин, ты можешь участвовать в муниципальных выборах, — продолжает Сприньге. — Я не хочу сказать, что латыши больше русофобы, но в Латвии русский вопрос как-то острее стоит».

Еще после аннексии Крыма и войны на Донбассе в Латвии говорили, что нужно открыть свое, качественное телевидение на русском языке, чтобы «как-то интегрировать русских»: «Прошло почти десять лет, и мы видим, что ничего не изменилось», — добавляет она. К очередному российско-украинскому конфликту такого телевидения так и не появилось.

Как в Иране

Во время войны требования к журналистам и блогерам особенно высоки, считает председатель Cоюза журналистов Латвии Юрис Пайдерс. Союз журналистов — еще одна профессиональная организация, кроме ассоциации Ильи Козина.

«Если кто-то начинает защищать насильников и убийц, и он не адвокат, то он становится схож с ними. Если он делает это публично, конечно», — говорит Пайдерс.

«Циничное несоблюдение законов любой страны вызывает определенные последствия, — продолжает он. — Если вы в Иране пойдете в мечеть и начнете разъяснять свою [религиозную] точку зрения — будут последствия. Находясь в Иране, соблюдайте закон Ирана. Находясь в России, соблюдайте законы России. Находясь в Латвии, пожалуйста, соблюдайте законы Латвии». Виновен ли Федоров, решит суд — а тот не всегда принимает сторону обвинения, добавляет Пайдерс.

Кроме Федорова, Служба государственной безопасности задерживала, например, представителей центра духовных практик с сомнительной репутацией — якобы они готовили некие акции в поддержку России, а на их собраниях звучали «призывы восстать против народа Украины». Женщину, которая пришла на массовое мероприятие с сумкой с буквой Z. Администратора группы в фейсбуке «Криминальная Латвия». СМИ писали, что арестованы после задержания были несколько человек, но в начале июня СГБ на своем сайте уточняла, что остались под арестом двое. Их имен Служба не назвала.

Диссидент

Фактически в Латвии запрещены все неудобные высказывания, считает известный рижский журналист Юрий Алексеев. На обложке своего фейсбука он — в танковом шлеме и выглядывает из БМП.

Портрет журналиста Юрия Алексеева в молодости. Фото из личного архива автора.

Портрет журналиста Юрия Алексеева в молодости. Фото из личного архива

Посты Алексеева собирают сотни, а некоторые — тысячи реакций.

«Из всех государственных образований, которые случились в девяносто первом году, субъектны Россия и немного Белоруссия, — говорит Алексеев „Спектру“. — Все остальное — это не субъектные образования». Украинцы, продолжает он, «вообще не понимают, что такое государство и как его надо строить — как, собственно, и латыши». Журналист называет себя «диссидентом».

В 2016 году он съездил в Донецк, откуда привез «восемь больших репортажей, которые хорошо разошлось по Сети». Опубликовал он их и на форуме, который ведет сам. Еще в 2020 году Служба государственной безопасности в своем отчете писала, что на этом сайте «прокремлевские активисты, публикуя дискредитирующую Латвию и ее союзников информацию, оказывают систематическую поддержку реализации целей внешней политики России». Сейчас сайт лишен домена в зоне .lv и заблокирован в Латвии.

Еще за несколько лет до вторжения России в Украину Алексееву предъявляли несколько обвинений. Якобы он оставил в интернете комментарии, в которых называл латышский язык «фашистским» и призывал «прикончить всех фашистских выродков». По словам Алексеева, он этого не писал, а оскорбления от его имени оставил кто-то другой. Также его обвиняли в незаконном хранении боеприпасов — патронов от пистолета, которые, как он утверждает, нашли в месте в квартире у потолка, о котором он, по его словам, не знал. И распространении детской порнографии — Алексеев говорит, что речь идет о снимках, на которых «дети, внуки голышом купаются в речке».

В октябре 2021 года его приговорили к 14 месяцам тюремного заключения, он подал апелляцию, и разбирательство продолжается до сих пор. На него завели и второе дело — по нескольким уголовным статьям, в частности, о деятельности против Латвийской республики. Оно до суда еще не дошло.

«Я к этому никак не отношусь, я не следователь, — ответил Илья Козин из Латвийской ассоциации журналистов на вопрос о преследовании Алексеева. — У меня нет доказательств, что это заговор против него. У меня нет основания это говорить, я оперирую фактами».

Юрий Алексеев участвует в шествии

Юрий Алексеев в своем доме с портретом, с которым он участвовал в шествии «Бессмертный полк». Фото Михаила Даниловича специально для Spektr. Press

Козин подчеркнул, что «не соглашался на интервью о Юрии Алексееве». Юрис Пайдерс из Cоюза журналистов считает, что случай Алексеева лежит в «другой юридической плоскости», нежели дело Кирилла Федорова. «В деталях не могу комментировать, я не знаком с его делом», — уточнил Пайдерс.

В Латвии тебя не посадят за твое мнение

В Латвии заметны и русскоговорящие, которые не поддерживают Россию в войне, с небывалой силой разгоревшейся 24 февраля 2022 года.

Социолог Игорь Клявиньш. Фото из личного архива

Социолог Игорь Клявиньш. Фото из личного архива

В конце апреля у памятника Свободы в центре Риги прошел митинг «Русский голос против войны». На него пришли около тысячи русскоговорящих жителей — как тех, кто живет в Латвии давно, так и тех, кто оказался здесь после 24 февраля. Одни были с флагом Украины на плечах. Другие — с синими и желтыми лентами на дамских сумках. Один мужчина прикрепил к куртке синюю и желтую прищепки. На задней стороне сцены находились три флага — Украины, Латвии и флаг России, на котором красную полосу заменила белая. Первым словом, которое произнесли со сцены, было латышское Labdien — «Добрый день!».

Социолог Игорь Клявиньш рассказал со сцены про соцопрос, по которому большинство семей, где говорят на латышском языке, поддерживают в войне Украину. Среди же русскоязычных семей было много тех, кто не выражал симпатии ни одной из сторон или одобрял действия России — уже после митинга стало известно, что число поддерживающих Россию снижается. «Я хочу обратиться к тем людям, у которых сейчас нету мнения, — сказал Клявиньш. — Пожалуйста, очнитесь. Я не понимаю, как после Бучи, Ирпеня, Мариуполя человек может быть без мнения».

Игорь Клявиньш добавил, что Латвия, в отличие от России, — демократическая страна: «Тебя в Латвии не посадят за твое мнение. У тебя оно может быть. Используйте эту привилегию».