Уравновешивание Москвы. Политолог и студенческий товарищ Касым-Жомарта Токаева о его политике в Казахстане и на международном уровне Спектр
Вторник, 06 декабря 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Уравновешивание Москвы. Политолог и студенческий товарищ Касым-Жомарта Токаева о его политике в Казахстане и на международном уровне

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Фото Sergei BOBYLYOV/AFP/SPUTNIK/Scanpix/Leta Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Фото Sergei BOBYLYOV/AFP/SPUTNIK/Scanpix/Leta

20 ноября в Казахстане прошли внеочередные выборы президента республики. По данным Центризбиркома, при явке 69,44 процента действующий глава государства Касым-Жомарт Токаев набрал 81,31 процента или 6,46 миллиона голосов. Графа «против всех» на втором месте — 5,8 процента или 460 500 человек. Подсчет голосов подвергся критике со стороны наблюдателей ОБСЕ.

Токаев проведет на посту президента семь лет. Соответствующие поправки он по результатам референдума внес в конституцию Казахстана после масштабных протестов, которые произошли в стране в январе текущего года. Одновременно он ограничил власть президента, который теперь не может идти на второй срок, назначать своих родственников на ответственные посты, состоять в партии, единолично утверждать глав крупных городов и регионов. Оппозиции обещано участие в парламентских выборах 2023 года.

«Самое главное — в нашей стране не будет монополии на власть. Она будет запрещена. Это очень важный вопрос. За 21 год в стране будет три президента, и это правильное решение», — пояснял Токаев. Летом, находясь в Петербурге по приглашению Владимира Путина, президент Казахстана назвал «ДНР» и «ЛНР» квазигосударственными территориями, подчеркнув позднее, что Казахстан признает территориальную целостность Украины — как и подавляющее большинство стран мира.

Своими размышлениями о возможных мотивах и целях Касым-Жомарта Токаева, оценками геополитической ситуации, сложившейся сегодня вокруг Казахстана, делится однокурсник и студенческий товарищ учившегося в Москве казахстанского президента международный обозреватель Ерлан Журабаев.

Ерлан Журабаев. Фото из личного архива

Ерлан Журабаев. Фото из личного архива

— Вы вместе учились в МГИМО, в одной академической группе. Каким Касым-Жомарт Токаев был студентом? Как он учился? Как вы проводили свободное время?

— Да, мы учились вместе в 1970—1975 годах в одной академической группе, она объединяла три языковые: китайскую, вьетнамскую и корейскую. В итоге, он — китаист, я — вьетнамист по образованию. Ему хорошо давались языки, он от них получал удовольствие. Мне кажется, так еще со школы пошло. Мама Касым-Жомарта преподавала в Алматинском институте иностранных языков. Он рассказывал, что, когда учился в школе, мама смогла в Алма-Ате найти ему преподавателя — носителя английского. Соответственно Жомарт владел им действительно на отличном уровне, не по-советски.

Какие у нас были развлечения? Любили всей группой попить вместе пива после лекций. Поскольку факультет международных отношений располагался у Крымского моста (в этом здании теперь Дипакадемия МИД РФ), то Парк культуры имени Горького был под рукой. Вот туда чаще всего и ходили, а еще порой на ВДНХ ездили. Ландшафтный простор, приятная компания, пиво тянули неспешно, под разговоры обо всем, в том числе политические. Как ни странно, мы не очень опасались в своей академической группе, вольнодумствовали, хотя и соблюдали определенную осторожность в присутствии студентов из других групп и вообще посторонних. Обычное студенческое времяпрепровождение, отличное время — первая половина 1970-х, оттепель продолжается, страна на подъеме, качество жизни быстро растет, в ГУМе посетителей больше, чем товаров.

Я — москвич, в семье жил, а он в общежитии на улице Кржижановского, у метро «Профсоюзная». Там в гулком подвальном помещении играли студенческий блюз и рок, организовывали танцы. В МГИМО было немало студентов из соцстран и получались интернациональные бит-группы. Так это тогда называлось. По тем временам это было здорово, поскольку в ресторанах блюз или рок строго дозировался и выдавался в микроскопических дозах, тем более на телевидении.

МГИМО наполовину состоял из детей дипломатов, партийных и советских работников, высоких чиновников многие могли себе позволить престижную западную одежду, за которой в СССР гонялись. Касым-Жомарт всегда одевался достойно, но в то, что можно было достать в советских магазинах. Папа у него, кстати, писатель.

— У него наверняка было какое-то увлечение?

— Он был кандидатом в мастера спорта по настольному теннису. Помню, празднуя мою свадьбу у меня дома, мы студенческой гурьбой вышли во двор, слегка проветриться и наткнулись на теннисный стол. Мой институтский друг сразу к нему подошел, попросил ракетку и показал такой класс, что будь здоров! Никто в группе не знал о его спортивных достижениях. Интерес к теннису Токаев сохранил и покровительствует этому спорту в республике. Недавно очередной теннисный центр открывал и, конечно, сам сыграл. Можно найти снимки на официальных сайтах, где он за теннисным столом. Например, с президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым.

Свадьба Ерлана Журабаева. На заднем плане - Токаев. Фото из личного архива

Свадьба Ерлана Журабаева. На заднем плане — Токаев. Фото из личного архива Журабаева

— Если перейти ко дню сегодняшнему с обострившимися вопросами войны и мира, глобальной конфронтации. Касым-Жомарт Кемелевич этим летом на ПМЭФ открыто назвал «ЛНР-ДНР» «квазигосударствами». С другой стороны, он прилетал к Владимиру Владимировичу на день рождения. В каком ключе, на ваш взгляд, будут развиваться отношения двух стран?

— То, что имело место на ПМЭФ, кого-то приятно удивило, кого-то огорчило. Он тогда рядом с Путиным открыто и четко обозначил непризнание российских захватов. И в этом нет ничего удивительного, и нет бравады. Токаев просто должен был так сделать, потому что украинскую трагедию казахстанское общество и элиты примеряет на себя, прежде всего на северный Казахстан. Ведь Кремль и его телевидение сопроводили СВО мощным дискурсом, что «надо защитить русскоязычных соотечественников, защитить русский язык».

Немало «рашистов» называют Северный Казахстан, где высок процент русскоязычных, Южной Сибирью. Давным-давно в соглашениях с Россией, в том числе в большом Договоре о дружбе и сотрудничестве, четко зафиксированы границы Украины, ее территориальная целостность. Однако мы знаем, чем теперь кончилось… Поэтому Токаев подчеркнуто демонстрирует неприемлемость нарушения основополагающих договоренностей и обязательств между соседями. Ведь притязания на северный Казахстан высказываются даже на уровне депутатов Госдумы. Откровенно, прямым текстом. В более завуалированном виде это происходит в более высоких эшелонах власти, немало намеков у Путина, глубоко погруженного в историю.

Токаев совершенно осознанно дистанцировался от такого курса вооруженного до зубов соседа, не считаясь, в том числе, и с личными рисками. Мы знаем «добрые старые традиции» и возможности Кремля в плане подрывной работы. Касым-Жомарт Кемелевич четко зафиксировал, что Казахстан внимательно следит за происходящим и, вынужденно примеряя ситуацию на себя, готов к любым вызовам.

— Вы затронули тему угроз со стороны России. Как в такой ситуации будет действовать переизбранный на семь лет президент Республики Казахстан?

— Астана проводит активную многовекторную внешнюю политику, автором которой как раз и был Токаев. Еще будучи министром иностранных дел, он, по-моему, довольно легко — во всяком случае быстро — убедил в ее необходимости Нурсултана Абишевича Назарбаева. Ее суть в том, чтобы иметь продвинутые отношения одновременно со всеми центрами силы, с ведущими экономиками мира, хотя Центральная Азия находится в некотором удалении и зажата между Россией и Китаем, испытывая немалые транспортные проблемы. Они сейчас активно решаются путем прокладки новых маршрутов, в том числе через Каспий, путем подключения к новому Шелковому пути в Европу.

Астана как бы уравновешивает одни центры силы другими. В частности, это касается масштабного взаимодействия с Китаем, Турцией с ее тюркским миром и правителем османского типа Эрдоганом, Россией и Евросоюзом, который в последнее время еще более активизировался на казахстанском направлении. Прошел саммит в Астане «ЕС — Центральная Азия». [Представитель Европейского союза по вопросам внешней политики Жозеп] Боррель только что с визитом побывал в Казахстане, прежде всего, чтобы продвинуть вопрос о частичном замещении санкционной российской нефти на казахстанскую. Это пока большая проблема, потому что нефть на 80 процентов экспортируется как раз через Россию по нефтепроводу Каспийского трубопроводного консорциума с морским терминалом в Новороссийске.

После начала СВО Казахстан по существу встал на сторону Украины, явно, но аккуратно. Это и гуманитарная помощь только Украине. Радушный, так сказать, прием россиян, бегущих от мобилизации. По разным оценкам в Казахстан приехало до 300 000 человек. Токаев призвал госструктуры помочь прибывшим обустроиться. Кстати, это в интересах Казахстана в плане капиталов, квалифицированных работников, потребительского спроса.

Разразился даже скандал с поставками боеприпасов в Украину, при том что Казахстан является членом военного блока ОДКБ. Была, естественно, реакция России, и эти поставки остановили. Но произошло это так, что сама Россия на эти боеприпасы претендовать не может. Было наложен запрет на экспорт вооружений в обе страны конфликта.

Вообще на фоне СВО и санкций за нее, взлета отношений с Китаем, Турцией и Западом идет постепенное ослабление взаимодействия с Москвой, хотя оно еще весьма обширно и нет цели его резко и демонстративно свернуть. Это происходит естественным путем.

— Токаев — китаист с разносторонним опытом работы с КНР, чьи аппетиты огромны хотя бы просто из-за размеров. Можно ли ожидать, что при президенте Токаеве будет крен в сторону этого гиганта под самым боком. Или он, наоборот, будет бороться с зависимостью от Пекина?

— Не стоит рассматривать ситуация так, что раз Токаев — китаист, значит, обязательно будет отдавать предпочтение Китаю. Нет, это не так. Наоборот, он прекрасно себе представляет не только выгоды такого соседства, но и объективные опасности от такой мощи.

Огромный объем сотрудничества с КНР не означает, что, например, Турция где-то в тени. Взаимодействие и с этой страной многогранно и объемно, как на дрожжах растут торговля и инвестиции. Очень большая перспектива у Транскаспийского маршрута. Это и экспорт углеводородов, и мощный транзит товаров. Плюс с Турцией хорошо развивается военно-техническое сотрудничество, в том числе по поставкам и организации производства в Казахстане мощных ударных беспилотников. В ноябре в Самарканде прошел саммит Организации тюркских государств, где Казахстан активно участвует.

И Эрдоган, и Си Цзиньпин публично обещали Казахстану полное содействие в обеспечении безопасности и территориальной целостности. Ясно, кто может на нее посягнуть. Военная помощь Казахстану со стороны Турции просто прямым текстом обещана.

— Будем надеется, что эта помощь Казахстану не пригодится. Давайте перейдем к внутренним угрозам. Клан Назарбаева может предпринять попытку торпедировать реформы, которые Токаев уже проводит? Есть ли опасность попытки нового переворота?

— Ну, во-первых, Токаев и сам из команды Назарбаева, но меняет правила игры. Во-вторых, такая угроза в какой-то степени существует, но, конечно, не в том виде, как январе, когда все висело на волоске и могло склониться в любую сторону. За прошедшее время Токаев, конечно, принял соответствующие меры. Был арестован и обвинен в госизмене Карим Масимов — экс-глава Комитета национальной безопасности, его замы. Кого-то из родственников елбасы сместили с постов, кого-то потеснили экономически.

В январе правоохранительные органы большей частью были не на стороне Токаева и дезинформировали его. Именно поэтому он рискнул вызвать войска ОДКБ, по существу, РФ. Но, понимая риски присутствия российских соединений, быстро и настоятельно попросил уйти, едва снизилась опасность государственного переворота.

В то же время экономические позиции противников президента остались сильны, продолжается определенное брожение в обществе, чем теоретически можно воспользоваться. Неизвестно, как поведут себя те или иные оппозиционные силы — у них разобщённые, порой противоречивые взгляды, всем мил не будешь. После десятилетий достаточно автократического правления люди торопят реформы, власть не поспевает, осторожничает, опасается дестабилизации ситуации. На мой взгляд, Токаев очень хорош сейчас на своем месте.

— Предложит ли Токаев стране преемника через семь лет? Это не демократично, но для нового президента, возможно, единственный путь сохранить свое наследие.

— По постсоветской логике это привычно, а значит, якобы правильно, хотя это не делает страну устойчивой, а трансфер власти безопасным, в том числе для самого патриарха и преемника. Вообще, противного слова «преемник» в данном разрезе в конституции его нет. Путин, к примеру, преемник Ельцина. И чем закончилась такая преемственность? Должны быть налажены обычные нормальные выборы. Но это нелегко, для этого сперва должны появиться социально-политические условия, нужны продуманные, но глубокие реформы. Тогда передача власти не превращается в огромную проблему, чреватую взрывами в прямом и переносном смыслах, когда покидающий коридоры власти не опасается за свою жизнь, за судьбу своих родственников. Тут главное не передавливать конкурентов, сосуществовать с развитой оппозицией и не засиживаться.

Думаю, что за семь лет нового президентского срока (а он теперь по закону единственный) внутриэлитный конфликт сойдет на нет. Если на деле допустить оппозицию к выборам, к политической жизни вообще, а я надеюсь, что так и будет, то она приобретет большое влияние и политическую силу, станет конкурировать на равных и без озлобления. В этом залог того, чтобы «Кантар 22» (январь 2022 года) никогда не повторился.