Высшая мера, пожизненное или обмен. Кто и по каким законам будет судить защитников “Азовстали” и других военнопленных по обе стороны российско-украинской войны Спектр
Вторник, 04 октября 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Высшая мера, пожизненное или обмен. Кто и по каким законам будет судить защитников «Азовстали» и других военнопленных по обе стороны российско-украинской войны

Бойцы батальона Азов почти три месяца жили и сражались в подвалах  завода "Азовсталь" в Мариуполе, прежде чем сдаться в плен российским войскам и вооруженным формированиям "ДНР". Фото Dmytro Kozatsky/Azov Special Forces Regiment of the Ukrainian National Guard Press Office via AP/Scanpix/Leta Бойцы батальона Азов почти три месяца жили и сражались в подвалах завода «Азовсталь» в Мариуполе, прежде чем сдаться в плен российским войскам и вооруженным формированиям «ДНР». Фото Dmytro Kozatsky/Azov Special Forces Regiment of the Ukrainian National Guard Press Office via AP/Scanpix/Leta

В конце мая в Украине огласили сразу несколько приговоров российским солдатам за военные преступления, совершенные на территории этой страны. Так, к пожизненному заключению приговорили 21-летнего Вадима Шишимарина, его обвиняли в убийстве невооруженного жителя Сумской области. От 14 до 15 лет получили военнопленные из Крыма, перешедшие в 2014 году на сторону России и попавшие в украинский плен во время текущей войны. Их осудили за госизмену и дезертирство. Еще двоих российских военнопленных приговорили к одиннадцати с половиной годам лишения свободы за «нарушение законов и обычаев войны». Параллельно в России и на территории самопровозглашенных и признанных только Россией ДНР и ЛНР продолжаются спекуляции о пленных солдатах с завода «Азовсталь» в Мариуполе. Сразу после их пленения в российских провластных медиа появилась информация, что часть из них разместили в СИЗО Ростова-на-Дону, а часть — увезли в Таганрог. Важно отметить, что содержание военнопленных на территориях мест лишения свободы противоречит положениям Женевских конвенций. Позже «официальные лица» ДНР сообщили, что 2 300 пленных с «Азовстали» содержатся на их территории. Мы попытались узнать, какой может быть дальнейшая судьба военнопленных с обеих сторон.

Что могут страны

«Статус военнопленных определяется Женевской конвенцией об обращении с военнопленными, — комментирует „Спектру“ юрист и писатель Алексей Федяров, — Женевские конвенции позволяют странам-участницам привлекать к уголовной и дисциплинарной ответственности военнопленных на основании судебного решения, вынесенного в полном соответствии с законодательством страны их нахождения и при обеспечении пленным права на защиту». Также, отмечает Алексей Федяров, в отношении военнопленных запрещается применять наказание, не предусмотренное для военнослужащих страны, которая держит их в плену.

То есть, худшее, что может грозить украинским военнопленным, если их будут судить на территории России — пожизненное заключение. Совсем другой может быть их судьба, если суд над ними пройдет на территории сепаратистских республик на востоке Украины. О возможности провести «международный трибунал» над пленными украинцами сообщал глава ДНР Денис Пушилин.

Мало того, что ДНР не ратифицировала ни одну из Женевских конвенций, на ее территории также, в отличие от России, не введен мораторий на смертную казнь. Поэтому, по словам министра юстиции ДНР, защитникам «Азовстали» на территории республики может грозить высшая мера наказания.

Будучи непризнанными (или после признания Россией 21 февраля 2022 года частично признанными), ДНР и ЛНР остаются «серой зоной» для международного права. "Поэтому учреждение трибунала по примеру Нюрнбергского этими субъектами с юридической точки зрения невозможно", — замечает Федяров. Несмотря на это, депутат ДНР Елена Шишкина заявила, что власти республики ждут на «трибунал» представителей других стран. Однако, судя по всему, единственные государства, чьи делегации реально могут оказаться на процессе в Донецкой народной республике — это Россия, а также непризнанные Абхазия и Южная Осетия. Это единственные страны, официально признавшие независимость сепаратистов на востоке Украины.

Суды же на территории Украины, в соответствии с нормами Женевских конвенций, являются абсолютно законными. Законными будут и процессы, организованные Россией на своей территории.

Кто понесет ответственность

Как уже было сказано выше, по законам непризнанных республик ДНР и ЛНР, военным полка «Азов» может грозить высшая мера наказания — смертная казнь. Но кто, в случае принятия и исполнения этого решения, понесет за это ответственность?

Если в трибунале примет участие Россия, то вся ответственность за его итоги ляжет на нее, как на единственную из тройки Россия-ДНР-ЛНР участницу Женевских конвенций. Впрочем, даже если Россия откажется признавать этот судебный процесс, от ответственности у нее уйти не получится. В эфире канала «Популярная политика» адвокат Илья Новиков отметил: «Страны ДНР нет. Ее может признать Россия, может признать Эритрея, Южная Осетия. Но такой страны нет. Эти люди [украинские военные] находятся в плену у России с точки зрения международного права… За этих людей отвечает Россия. Если она их передает под контроль каким-то третьим вооруженным силам, это нарушение».

Отдельно стоит отметить, что на бойцов «Азова», так же как и на остальных солдат вооруженных сил Украины, распространяется действие всех конвенций. То же самое касается и других людей, не входящих в регулярные вооруженные силы, но участвующих в вооруженном сопротивлении. В четвертой статье Третьей Женевской конвенции говорится, что относить к военнопленным можно, в числе прочих, «личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил», а также «личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену державой». Иными словами, даже если Россия откажется официально признавать солдат «Азова» или, скажем, территориальной обороны, частью ВСУ, это не сложит с нее обязательств по должному обращению с ними при взятии в плен.

Будет ли обмен

Сержант Вадим Шишимарин был приговорен в Украине к пожизненному заключению за убийство гражданского лица. Киев, 23 мая 2022. Фото REUTERS/Viacheslav Ratynskyi/Scanpix/LETA

Сержант Вадим Шишимарин был приговорен в Украине к пожизненному заключению за убийство гражданского лица. Киев, 23 мая 2022. Фото REUTERS/Viacheslav Ratynskyi/Scanpix/LETA

Алексей Федяров отмечает, что перед обменом осужденный военнопленный должен быть помилован руководством осудившей его страны. При этом в Украине, в отличие от России, у президента нет абсолютного права на помилование. По его словам, осложняется возможный обмен пленного Вадима Шишимарина и тем, что, в соответствии с украинскими законами, осужденный пожизненно человек может быть полностью амнистирован лишь после 20 лет, проведенных за решеткой. До истечения этого срока президент в силе лишь заменить пожизненное заключение на 25 лет тюрьмы. «Назначенное ему [Шишимарину] наказание фактически исключает возможность его обмена», — подытоживает эксперт.

В то же время генпрокурор Украины Ирина Венедиктова заявила, что обмен Шишимарина возможен. Однако, как он может быть формально осуществлен, она не уточнила.

Но существует и совсем другой подход. К примеру, адвокат Илья Новиков в разговоре со «Спектром» прокомментировал ситуацию с пленными защитниками «Азовстали» следующим образом: «Я считаю максимально неправильным делать вид, что у этой истории есть юридическое измерение. Россия ведет агрессивную войну, ежедневно совершает военные преступления, мы не должны обсуждать этот процесс в правовых терминах. Любой юрист, кто комментирует эту ситуацию вне контекста, подыгрывает русским и помогает им… Эти люди заложники, мы будем стараться их освободить, переговоры об этом могут быть успешными только когда у РФ не останется достаточно сил, поэтому их судьба определяется тем, сколько русских солдат мы убьем здесь в ближайшие месяцы, а не конвенциями».

6 июня в Верховную раду Украины внесли законопроект, предлагающий освобождать от наказания лиц, внесенных в списки обмена пленных. Это, по крайней мере, разрешит правовую коллизию с обменом приговоренного к пожизненному заключению сержанта Шишимарина.